Чт. Дек 3rd, 2020

Infernal news

News for every taste

Вам измеряют температуру десятки раз в день, а вы послушно подставляете руку или лоб. В чем лукавство?

концлагерь

Если вы живете в деревне, далеко от больших мегаполисов, я вас поздравляю, какое-то время вы еще сможете жить спокойно, но все, что происходит в большом городе в связи с ограничительными антик0видными мерами, очень быстро докатывается и до глубинки.

Так, во время весеннего спектакля по самоизоляции, в провинциальных городах специалисты бензоколонок и торговых сетей наотрез отказывались обслуживать клиента без медицинской маски и перчаток, усердствуя не хуже надзирателей в концлагерях во время Второй мировой. Но весной еще не мерили температуру на входе у каждого посетителя.

И вот минуло лето вместе с послаблением карантина, народ стал забывать об странной и тяжелой весне, радуясь солнцу и относительной свободе. Зомбоящики всех видов обещали вторую волну осенью, выдавая прогнозы один страшнее другого, но люди хотели жить простой и привычной жизнью, махнув рукой на все зловещие планы правительства и погрузившись в заботы или отдых.

Все началось с выступления Президента РФ, приуроченного к ассамблее ООН и ее 75-летию. Он уверил всех нас в том, что маски необходимы. На следующий день начался второй виток кор0набесия в России. Без маски на лице вас не обслужат в магазине и аптеке, на почте и в банке с вами даже не будут разговаривать, а на станции не продадут билет на электричку. Но и это еще не все.

Попробуйте посетить торговый центр или автосалон, любую общественно-значимую организацию, на входе вас неизменно встретит охранник с термопистолетом или менеджер заведения.

Если в здании несколько входов, у каждого из них вас заставят измерить температуру, и сколько раз вы будете входить, столько раз придется протягивать руку и подставлять запястье. В некоторых случаях нужно будет подставить лоб для измерений.

Одно и тоже действие, которое вы выполняете несколько раз в течении дня, превращается в привычку через 10-20 дней, вы даже не будете задумываться о том, что это значит. Вы просто не сможете получить ни одной услуги или купить что-либо необходимое для жизни без термоидентификации, дающей вам метку “не болен”. Именно поэтому вы будете думать, что это необходимо делать каждый раз и это будет ключом к так необходимому входу и доступу, например, к продуктам.

Все это происходит под видом заботы о каждом человеке, но по сути является попранием его прав и свободы. “Правила такие” – услышите вы в ответ на свой вопрос о правомерности и необходимости этих действий. Никакой логики тут не ищите, вы ее не найдете, также как и осознания этими людьми того, что они делают.

Охранник меряет вам температуру. Вам это не кажется странным? Какое отношение он имеет к медицине? Вдумайтесь: вы протягиваете руку человеку в черной форме и оголяете запястье.

В этот момент в вашем сознании молнией должна мелькнуть колючая проволока в три ряда с бетонными столбами и черный дым над печами крематория. Пусть это не из вашей жизни, а из другой, о которой и думать не хочется.

Пометка заключённых в концентрационных лагерях Третьего рейха использовалась для группирования и социальной стигматизации заключённых. Соответствующие эмблемы должны были облегчать надсмотрщикам идентификацию заключённых по странам происхождения, расе, приговору и т. д. Номер заключённого заменял в лагере имя. (Википедия)

Это ветер памяти откуда-то из временной матрицы, вдруг пролетел секундной вспышкой, но от него нельзя отмахнуться просто так, потому что это ветер жестокой правды, которую хотели замазать, закопать, забетонировать небытием и, самое главное, – сегодня пытаются возродить снова.

Дети, заключенные концлагеря Освенцим (Аушвиц) показывают лагерные номера, вытатуированные на руках. (https://waralbum.ru/70975/)
Дети, заключенные концлагеря Освенцим (Аушвиц) показывают лагерные номера, вытатуированные на руках. (https://waralbum.ru/70975/)

Истощенные до крайности узники, прибывающие в нацистские концлагеря, должны были сдавать все свои личные вещи, взамен они получали каторжную одежду, котелок, ложку и кружку. Попадавший в лагерь утрачивал все признаки своей индивидуальности, он становился — Номером.
(Уриэль Синаи, бывший узник фашистского концлагеря)

Кажется война давно позади, но она возвращается незримо в нашу жизнь. Там, где заставляют носить маски и мерять температуру без веских на то оснований, есть лукавство, прикрытое заботой о человеке. Стадо должно быть посчитано и пронумеровано, и мы становимся свидетелями подготовки этого масштабного действия со стороны организаторов п@ндемии, которой нет.

И печать будут лазером наносить, будет она невидима невооруженным глазом, и ставить ее будут лукаво. Как сейчас не спрашивают нас: хотим мы или не хотим налоговый номер, — а всех нумеруют, — так же будет и с лазерной печатью. (Схиархимандрит Христофор)

Также бездумно, протянув запястье для измерения температуры, вы получите однажды штрих-код на кожу. Каждый раз, проходя через охрану или электронную рамку на входе, ваш код будет считываться компьютером, в менее оснащенных присутственных местах охранник автоматически привычно будет нажимать на спусковой курок ручного сканера, хотя еще недавно держал в этих же руках термопистолет с функцией лазерного нанесения кода. Это станет ежедневной процедурой везде, где люди не задумываются о том, что ждет завтра их детей и каким станет их будущее.